Омолодить на 30 лет: второе рождение звезды танкового биатлона

Источник:  ИТАР-ТАСС Сибирь от 28 ноября 2015 г.
Рубрика: Оборонно-промышленный комплекс

Как из танков, разработанных еще в СССР, в Омске делают современные боевые машины – в материале ТАСС

Основной боевой танк Т-72Б3, на котором российские военные нынешним летом одержали победу на чемпионате мира по танковому биатлону, широкой общественности был представлен лишь в прошлом году. По данным Минобороны РФ, по итогам 2013 года Сухопутные войска получили более 270 машин этой модификации.
Танк, по словам военных, хорошо зарекомендовал себя как на соревнованиях, так и на службе, и в этом году поставка модернизированных машин в войска продолжается.
Омский завод транспортного машиностроения, где танки Т-72Б, разработанные почти 30 лет назад, превращаются в современные Т-72Б3, 25 ноября завершил работу в рамках гособоронзаказа на 2014 год. Боевые машины отправились в воинские части всех военных округов страны, большая часть их будет дислоцироваться в Новгородской области и регионах Дальнего Востока.
В настоящее время «Омсктрансмаш» уже осуществляет поставки техники в воинские части в рамках исполнения гособоронзаказа следующего года.  
Корреспонденты ТАСС побывали на предприятии и выяснили, что модернизация порой может по трудоемкости приближаться к производству, а прошедшие ее машины по  характеристикам не уступают новейшим Т-90.

Танковый музей
В одном из цехов «Омского завода транспортного машиностроения» разнообразные танки Т-72, собранные по всей России, ждут, пока ими займутся рабочие. Одни прямо с полигонов, с выгоревшей краской и грязью, присохшей к деталям ходовой части. Другие - еще недавно приведенные танкистами в порядок, чистые, яркие. С различным навесным оборудованием, прожекторами, дымовыми гранатометами или зелеными кирпичиками динамической защиты, которые защищают танк, взрываясь навстречу летящему снаряду. Целый музей машин, служивших в разных концах страны, работавших в разном климате и выполнявших разные задачи.
«Вот с Дальнего Востока пришла машина, а эта – из танкового училища, на ней молодые ребята тренировались. Танки к нам приходят разные, состояние у них тоже разное», – начальник механосборочного производства «Омсктрансмаша» Алексей Хорошайло деловито проходит мимо длинных рядов техники, ожидающей своей очереди.
На заводе Хорошайло работает 18 лет и последние два года занимается именно модернизацией Т-72. Эта работа началась после вхождения «Омсктрансмаша» в корпорацию «Уралвагонзавод». Раньше, вспоминает Алексей Сергеевич, предприятие специализировалось на танках Т-80, но выпускало их до смешного мало – после развала СССР «Омсктрансмаш», как и сотни других машиностроительных предприятий, переживал трудные времена.
Прославленный завод, зародившийся из нескольких вагоноремонтных мастерских еще в конце XIX века, в 1942 году начал выпускать легендарные танки Т-34 и после войны сохранил ориентацию на оборонную продукцию. Через его цеха прошла немалая часть истории послевоенного советского танкостроения – стоявшие на вооружении Т-54, Т-55, а потом и Т-80 сотнями выходили с завода.
После перестройки и без того тяжелая для предприятия ситуация усугубилась тем, что Министерство обороны РФ решило унифицировать боевые машины и, выбирая между омскими Т-80 и выпускавшимися в Нижнем Тагиле Т-72, склонилось к последним. «Омсктрансмаш» надолго оказался не у дел. Хотя концепцию Т-80, уверены на заводе, можно развивать и дальше, но время для этого уже упущено.

Разобрать до болта
Теперь, когда предприятие вошло в состав «Уралвагонзавода», работу с Т-72 пришлось освоить в полной мере. От тех машин, что приходят в цеха завода, в конечном продукте мало что остается. «Наша задача – разобрать их до последнего болта, до последней гайки. А потом собрать заново, но уже по-другому. На выходе, по сути, получается совершенно новый танк», – говорит Алексей Хорошайло.
Т-72Б3 от предшественника наследует, по сути, только корпус и башню. Новая ходовая часть и более мощный двигатель повышают маневренность танка и, как следствие, выживаемость на поле боя. Машина, как рассказали ТАСС в пресс-службе Центрального военного округа, получает усовершенствованную 125-миллиметровую гладкоствольную пушку, снижающую по сравнению с Т-72 на 15% рассеивание снарядов, а при стрельбе на ходу – в 1,7 раза.
Кроме того, машина оснащена прицельными комплексами, позволяющими при необходимости вести огонь не только наводчику, но и командиру танка, системой наведения управляемых ракет, датчиками метеопоправок при стрельбе, новой радиостанцией и блоками динамической защиты.
«После модернизации он сопоставим с Т-90, на данный момент самыми современными российскими танками. Но просто так ведь новое оборудование не прикрутишь, для этого нужно всю машину перебирать», – говорит Хорошайло. «Всю машину» – это ни много ни мало 23 тыс. деталей.

Бассейн для бронетехники
В соседнем цехе выстроились ровными рядами танковые корпуса разной степени готовности. Они буквально иллюстрируют всю последовательность работы над корпусом, которому предстоит вместить в себя новые механизмы. С одной стороны – очищенный от краски ржавый металл, с другой – практически новая броня, прошедшая пескоструйную обработку и ряд других процедур.
Перед покраской корпус проверяют на герметичность: купают в специальном бассейне с антикоррозионным раствором. После этого 40-тонная конструкция начинает вновь обрастать необходимыми для боевой машины механизмами.
«Устанавливают ходовую, коробки передач, двигатель, гитару, электронику», – перечисляет Алексей Хорошайло. После расспросов выясняется, что гитарой тут называют вовсе не музыкальный инструмент, а узел, передающий силовой момент с двигателя на коробки передач.
Аналогичные процедуры проходит и башня, которую уже с новой пушкой и внутренним оборудованием на финальной стадии сборки совмещают с корпусом.
«Омсктрансмаш» работает вместе с рядом других предприятий: в разных концах страны выпускаются двигатели, коробки передач, радиостанции, а собирается воедино все в Омске. Впрочем, немалая часть делается и здесь – гусеницы, катки, топливные баки. По большей части это литые детали. По словам Хорошайло, цельнолитых элементов в танках с течением времени становится меньше, но их количество все еще достаточно велико, чтобы выпускающий бронетехнику завод мог иметь собственное литейное производство.

Стальная «марганцовка»
Литейные цеха на «Омсктрансмаше» существуют еще со времен Великой Отечественной войны. Сегодня производство представлено тремя постоянно действующими плавильными печами. В них при температуре 1,7 тыс. градусов по 1,5-2 часа бурлит раскаленный металл, который потом разливают по формам.
«Мы производим два основных вида стали. «Марганцовку», сплав железа с марганцем для большей износостойкости, – говорит советник гендиректора завода по металлургии Ефим Токман. – Это используется в ходовых частях. А еще углеродистую сталь, которая устойчива к перепадам температур, для грузовых вагонов».
Впрочем, для специальных машин, как здесь называют бронетехнику, и сталь делается специальная, с дополнительными добавками. Таковой в общем объеме производства немного: для внутренних нужд завода литейный цех выпускает только около 10% продукции.
В остальное время печи работают на производство деталей угледобывающих и сельскохозяйственных машин, которым стойкость к износу нужна не меньше, чем танкам, и элементов железнодорожных вагонов, которые тоже эксплуатируются и в холод, и в жару.
Вокруг печей работают сталевары в касках со специальными очками – долго любоваться на раскаленный металл без защиты вредно для зрения. По словам Токмана, опытный сталевар температуру металла способен определять буквально на глаз, без помощи специального щупа с датчиками. Но таких на заводе немного – сказались тяжелые времена, когда производство практически остановилось.

Из танка – на завод
Однако, по словам сотрудников предприятия, кадровая проблема в металлургии стоит не слишком остро. Сталеваров, говорит Ефим Токман, сегодня практически нигде не учат, но заводчане приспособились и набирают учеников для опытных литейщиков.
Через два-три года работы подручный сталевара уже имеет необходимую квалификацию для самостоятельной работы. В литейных цехах трудятся более 700 человек, и этого, считает собеседник агентства, вполне достаточно.
«На ветеранах, конечно, держится многое. У нас есть люди, которые более 30 лет работают. Представляете, сколько через них подручных прошло, сколько они народу обучили?!» - рассказывает Ефим Исаакович.
На заводе существуют целые династии рабочих. Еще со времен войны, когда в Омск эвакуировали предприятие из Ленинграда и нынешний «Омсктрансмаш» из железнодорожных мастерских стал танковым заводом, работают целыми семьями. Около месяца назад, рассказывают сотрудники, проводили в последний путь самого возрастного рабочего – слесаря-инструментальщика Германа Антонова, пришедшего на предприятие 14-летним подростком и проработавшего здесь 70 лет.
Сегодня из 4,8 тыс. сотрудников предприятия около 1,8 тыс. моложе 35 лет. «Они могут вообще не иметь какого-то там специального образования, главное, чтобы, как говорится, руки росли откуда нужно и было желание работать»,  – поясняет Алексей Хорошайло и признается, что сборщики сталкиваются с той же проблемой, что и литейщики: система профессионального образования хромает на обе ноги.
Сложнее всего приходится с сотрудниками, которым приходится тестировать новые механизмы. «Где вас научат стрелять из пушки, да еще так, чтобы, если что, понимать, что неправильно?» – объясняет Хорошайло.
Выручают выпускники танковых училищ, которые по крайней мере знают устройство этой машины и после окончания службы в войсках идут работать на завод.
Завод расположен рядом с вокзалом и располагает собственными железнодорожными путями. По этим путям, на платформах, боевые машины прибывают на завод и по ним же, радикально обновленные, покидают его, отправляясь в войска. За заводскими воротами танки, получившие ворох нового оборудования и еще одну цифру в наименовании, ожидает еще одна, вторая армейская жизнь.

Евгений Курсков
Ссылка на материал: http://tass.ru